Газета Караван+Я

Корреспондент Тверской газеты Караван побывал у нас в гостях, вот что он о нас рассказывает.

СТРАНА ВЕЛИКАНОВ. КАК МОЛОДЫЕ ЛЮДИ ВОЗРОЖДАЮТ ДЕРЕВНЮ ПОД ТВЕРЬЮ.

information_items_83734

В 37 километрах от Твери, рядом с деревней Найденово Рамешковского района, группой молодых людей запущен социальный проект«Переселение в Поселение». На заброшенных землях развалившегося колхоза ребята строят  дома, устанавливают ветрогенераторы и солнечные батареи, разводят  животных и сажают сады. Они уверены, что переезд из города в деревню – это не понижение, а, наоборот, повышение уровня комфорта. «Караван» побывал в гостях у переселенцев.

semia

Поездка напомнила мне «Путешествие Гулливера в Страну Великанов». Вроде такие же люди, но у них все в несколько раз больше. Территория – не 40 квадратных метров, а несколько гектар. Не бетонная коробка, а просторный двухэтажный деревянный дом. Там даже собаки живут не в конуре, а в вольере. Меня встречает ласковая громадина – белая среднеазиатская овчарка – и подает лапу. Лапа едва помещается в моей ладони.

– Его зовут Хан. Хани! – тискает пса Валерия Бажан, хозяйка поместья.

Молодые люди, участвующие в проекте «Переселение в Поселение», – совершенно разные: есть программисты, инженеры, юристы, есть и творческая молодежь. Взять, например, Полину – выпускницу художественного училища имени Львова и сотрудницу «Каравана», решившую оставить ниву журналистики ради сельского хозяйства. Сама Полина в момент моего приезда была на работе в местном магазине, и к разговору смог присоединиться только ее муж Алексей.

Солнце устойчивей курса доллара

– Расскажите, как вам пришла в голову идея переехать на село? – я задаю вопрос ребятам, а исполин Хани лижет мне ухо: когда мы сидим, мы с ним одинакового роста.

– Сам я родился в Твери, всю жизнь прожил в крохотной хрущевке на Озерной, недалеко от кукольного театра, с загаженным подъездом и непростыми соседями, – рассказывает Михаил, муж Леры. – Самые приятные воспоминания из детства – когда ездил на лето в деревню к бабушке. Тогда каждый день был насыщенным, было ощущение свободы и легкости. Мне захотелось вернуть это чувство.

interier

– Многие, кто живет в городе, говорят, что для них это просто смена дня и ночи. А здесь все более осмысленно, – заваривая чай, добавляет Лера.

–  Здесь есть пространство для самореализации. В городе я работал юристом, каждый день решал чужие вопросы. А здесь все, что ни сделаешь своими руками, служит самому тебе. В поселении у меня появилась  мастерская, а вместе с ней и возможность работать с большими формами, мастерить из дерева, заниматься сваркой металла и т.д.

– А вы, Алексей, какими судьбами?..

– Я родился в деревне, в Приморском крае. Мы знакомы давно – когда появилась идея перебраться из города, я поверил в это.  В деревне люди другие, они проще и всегда готовы помочь, потому что все друг друга знают. А в городе люди на одной лестничной совершенно бывают незнакомы.

– Я занимаюсь животными второй год, и вот что я заметил, – делится наблюдениями Михаил. – Когда им тесно и не хватает еды, они или выклевывают друг другу перья, или откусывают хвосты. В таких стесненных условиях животное испытывает стресс – оно живет меньше и выглядит хуже. То же самое происходит и с людьми в городе.

– Кроме того, в городе ты вообще живешь не своей жизнью. Закончился кефир – ты пошел в магазин и купил, например, микроволновку. Люди страдают от большого количества информации, которая, по сути, предопределяет их поведение.  За тебя уже все решено, – Лера угощает оладьями.

svin

– Мы стараемся полностью перейти на самообеспечение и меньше использовать деньги, – рассказывает Михаил. – Занимаемся пчеловодством(заняли первое место на областном конкурсе), разводим свиней, в том числе и декоративных мини-пигов (они пользуются спросом у городских жителей, тоскующих по природе), есть у нас куры, гуси, козы, недавно родились четыре козленка. Вот  освоили технологию изготовления  свиной тушенки в автоклаве. Дом у нас абсолютно автономный. За воду не платим – пользуемся колодезной водой. Котел топим дровами – 9000 за лесовоз, распилил сам – хватает на весь отопительный сезон.  Электричество в доме тоже автономное. Тверская компания «Исток» помогла установить ветрогенератор и солнечные батареи, для нее это был пилотный проект в Тверской области.  Какой бы там экономический кризис ни был, а солнце светить не перестанет и ветер будет дуть.

Строить дом – это как играть в «Лего»

985_08_04

– Как ваше переселение восприняли родственники и как – деревенские жители?

– Многие до сих пор в шоке… – смеется Алексей.

– Да, но те, кто не верил, что у нас что-то получится, теперь удивляются, – говорит Михаил. –  Что касается местных жителей, то сначала они думали, что мы какие-то сектанты. А теперь мы знакомы, помогаем друг другу. Нужен инструмент – мы берем у кого-нибудь и отдаем то, что есть у нас. Это симбиоз, а не паразитизм.

– Какая идеология в основе вашего сообщества?

– Прежде чем основать свое, мы посетили разные поселениях и всюду встречали какие-то ограничения: либо нужно быть вегетарианцем, либо верить в определенную идеологию, как у анастасистов. Мы, скажем так, не приветствуем религиозный фанатизм любого рода. Мы просто хотим выращивать органические продукты без пестицидов, содержать  животных в максимально естественных условиях,  используя натуральные корма.

– Мясо своих животных и магазинское – разные вещи. Абсолютно другой вкус, – говорит Алексей.

– В 2012 году мы пошли в администрацию и купили землю – 15 гектар. Тогда участок земли в 1 гектар стоил 27 тысяч рублей. Этот дом я построил за 800 тысяч рублей. Жить в деревне и дешевле, и комфортней. Мы бы хотели, чтобы те, кто разделяет наши взгляды, кому интересен наш опыт,  присоединялись. И люди откликаются. Связалась с нами даже женщина из Канады – у нее два высших образования, а работает уборщицей. Копит деньги, чтобы приехать к нам и, возможно, обосноваться. Вообще, к нашему проекту уже присоединилось около 15 семей. Вступая в наше сообщество, человек получает возможность пользоваться всей техникой: пилорама, бензиновые генераторы, сварочные аппараты, машина грузовая полноприводная – все, что нужно. Этой весной будет строиться много домов.

– Мы с Полиной, в частности, – рассказывает Леша. – Пока снимаем в селе Кушалино комфортабельный дом всего за 5 тысяч рублей, а весной начнем строить свой. Конечно, наша мечта – это купол, дом сферической формы, без углов. Это энергоемко и позволяет эффективно использовать пространство.

– Тяжело ли научиться строить городскому жителю?

– Может, сначала что-то не так сделаешь, но потом научишься. В деревне есть мужики, которые все это прошли, они подскажут: «Вот так не делай! Так не получится!»

– Первое, что мы построили, – это бытовку. Тогда мы имели мало представления о строительстве. Теперь понимаем, как можно было бы сделать лучше и как экономнее расходовать материалы, – смеется Лера. – А вообще это как конструктор «Лего».

– Да, только проще, – добавляет Алексей. – Там нужно подбирать детали, а здесь ты их сам делаешь. Родился ребенок – делай пристройку. Приехали родители – еще одну. И стройся хоть до горизонта.

Дмитрий Кочетков

P.S. Те, кто разделяет идеи героев статьи, могут связаться с ними в соцсети«ВКонтакте»  (группа «Переселение в Поселение») или посетить их сайт Poselenie.org

Зоопарк, ботанический сад, музей…

По словам ребят, большинство жителей села работают в городе. Это в 30 минутах езды, и автобусы ходят достаточно часто. В селе достаточно неплохая инфраструктура – есть магазины, почта, пилорама, школа, детский сад, больница, ДК, библиотека, МЧС… Несмотря на то что это село, у большинства жителей городской менталитет.

– Своим примером мы бы хотели показать, что жизнь на природе может быть гораздо комфортней, чем в городе, – рассказывает Михаил. – В наших планах развитие экотуризма, создание ботанического сада, где бы росли плодовые и экзотические растения, создание контактного зоопарка и строительство коворкинг мастерской. Кроме того, при поддержке музея в Калужской области мы готовим коллекцию традиционных народных игрушек для музея на территории поселения. Мы готовы предоставлять свои площадки для проведения этнофестивалей, военно-исторических реконструкций и других массовых мероприятий.